Духовные стихотворения игумении Таисии (Солоповой)

 Аудиокнига стихотворений игумении Таисии (Солоповой)

Молитва

Духовным оком созерцая
Тебя, о Боже, пред собой,
Я в умиленьи прибегаю
К Тебе  с смиренною мольбой.
Велик Ты, Боже наш, в твореньи
И на земле, и в небесах,
Велик и дивен в промышленьи,
Могуч и славен в чудесах!
И мы, смиренное созданье,
Мы носим образ Твой в себе;
Питаем в сердце упованье
За гробом перейти к Тебе,
Дабы навек соединиться,
С Тобою неразлучно быть,
Но, чтоб достойно нам явиться,
Даждь нам всегда Тебе служить!
Даждь сердцем чистым, незазорно
Святую веру сохранить,
Душою теплой, непритворно
Тебя и ближних всех любить!
НА РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО

Пред иконою Богомладенца
Человек:
О, Владыко! Ты ли это
К нам на землю низлетел
И во образ человека
Воплотиться восхотел?!
Как же Ты, Творец вселенной,
Бог предвечный, Царь веков,
Весь облекся в образ тленный,
Принял нашу плоть и кровь?!

Богомладенец:
О, изгнанник бедный рая,
Вспомни, как ты страшно пал!
Тебе руку простирая,
Я низшел, чтоб ты возстал.
Я младенцем стал убогим,
В яслях скотских возлежу,
Да тебя блаженством многим
Безконечным награжу.
От пелен Я уж готовлю
На страданья плоть Свою,
Обагрится она Кровью, —
За тебя ее пролью!….
Весь отдамся на страданья,
На терзания врагов,
Чтоб тебя, Мое созданье,
Искупила Моя Кровь!
Умираю смертью вольной,
И, воскресши, воскрешу
И тебя, и к славе горней
Я с Собою вознесу.
Ты тогда только познаешь
Всю Мою к тебе любовь;
С мiром горним воспрославишь:
«Слава в вышних, с нами Бог!»

 

ПРИСНОДЕВЕ

Мысли в ночь на Рождество Христово

 

О, Дева чистая, Святая,

О, Мати Бога всех Творца!

Каким блаженством трепетала

Твоя Пречистая душа,

Когда впервые Ты узрела

Младенца Господа Христа;

Твой плод девического чрева

Своим Ты Сыном нарекла!…

Скажи, как в ясли положила?

Иль как повила пеленой?

Улыбкой прежде одарила

Иль умиления слезой?

К груди ль Своей Его прижала?

Иль преклонилася пред Ним?

Или стопы Его лобзала?

Или беседовала с Ним?

И что вещал тебе безмолвно

Улыбкой детской вместо слов?

Назвал ли матерью покорно?

Иль возвестил, что «с нами Бог»?!

О, Мати-Дева, чудо девства,

Ты – дщерь Небесного Отца,

Святого Духа Ты Невеста,

Мать Сына Божия, Христа!

 

Вера.

О, вера чистая, святая,
Ты — чудотворная струя,
Ты — дверь души в обитель рая,
Ты — жизни будущей заря!
Гори во мне, светильник веры,
Гори ясней, не угасай,
Будь мне повсюду спутник верный,
И жизни путь мне просвещай!
«Житейское море, воздвизаемое зря…,
к тихому пристанищу притек, вопию Ти…»

Как Петр, я в море утопаю,
В волнах житейской суеты;
Как он, и я к Тебе взываю:
«Наставниче! Спаси, спаси!»

Ты всемогущ! Тебе возможно
И бури словом укрощать,
И по водам ходить невлажно,
Громам и ветрам запрещать.

Ступи ж Божественной стопою
На волны сердца моего, —
Оно умолкнет пред Тобою
И вкусит мира Твоего!

Простри мне руку, дай мне веру,
И, как Петру, скажи и мне:
«Почто сумнишься, маловере?!
Мужайся и иди ко Мне!…»

 

Исповедь инокини.

О, сердцевече! Ты всё знаешь,
Ты знаешь, что перед Тобой
Горел мой дух и догорает
Любовью чистой и святой!

Что я, как странница земная,
И как «прищлец с земли чуждей»,
Мирской любви не понимая,
Бежала мира и людей.

И как «елень источник водный»
В день зноя ищет, и спешит
Струей живительной, прохладной
Скорее жажду утолить,
Так я спешила к влаге чудной,
К струям живительной воды,
От зноя жизни многолюдной,
От искушений суеты!

В одежде инока смиренной,
На рамо возложив свой крест,
Пошла стезей уединенной,
Спешила «за Тобою вслед».

Нашла ль Тебя, иль нет — не знаю;
Но сердце мне мое твердит,
Что ты со мной; я ощущаю,
Что дух мой лишь к Тебе горит!

Горит, но и порой тускнеет
От хлада жизни и страстей,
Под бремем их душа дряхлеет,
В ней меркнет огнь любви Твоей!

Да! я порою забываюсь,
Вскружась служебной суетой,
И ум и душу наполняю
Заботой жизни трудовой.

И как свеча перед Тобою
Горев, тускнеет, угасает,
Так и душа моя порою,
Как бы забывшись, засыпает.

О, не покинь меня, мой Боже!
Из мглы житейской изведи,
Чтоб сон не стал мне в смерти ложе,
Ты спящую мя, пробуди!

Дай мне узреть Свет жизни снова,
И действием Его лучей
Стряхнуть греховныя оковы
С тяжелых заспанных очей!

Спаси меня, о мой Спаситель!
Твоей «овцы не погуби!»
Ведь Ты — мой Пастырь, мой Хранитель,
Ты Сам заблудшую взыщи!.

 

Счастлив.

Счастлив, кто посмеялся миру,
Его ласкательств не любил,
Кто не служил его кумиру
И жертв ему не приносил!

Счастлив, кто дел чужих не ведал,
Одни свои лишь проверял,
Душою твердо в Бога верил
И от Него награды ждал!

Счастлив, кто шёл путём тернистым
И молча слёзы скорби лил;
Кто духом кротким, сердцем чистым
Терпел — и за врагов молил!

 

Молитва 1

Молитва есть дар благодати священный,

Минуты отрады святой;

Любовию сердца и верой смиренной

Душа в ней беседует, Боже, с Тобой!

 

Молитва 2

Спаситель, спаситель! Согрей мою душу

В молитве любовью к Тебе,

Чтоб ум не метался заботою чуждой,

Безумным пристрастьем к земле!

И чтобы молитва к Тебе возлетала,

Как чистый, святой фимиам;

Земной оболочки она бы не знала,

Свободно неслась к небесам!

Спаситель, Спаситель! Ведь нет тебя краше,

Нет сладче Тебя никого!

Зачем же так горько земное пристастье

Тревожит беседу с Тобой!?

То скорби, невзгоды душу смущают,

Молитву уныньем томят;

То счастье и радости меры не знают,

В молитве пустое твердят!

Спаситель, Спаситель! Согрей мою душу

Святою любовью к Тебе,

Чтоб ум, воскрылённый свободою духа,

Легко возносился горе!…

 

Впечатления при рассматривании планов проектируемого Соборного храма Леушинского монастыря в 1887 году

Планы, — сердцу дорогие

Как мне вас осуществить?!

— Помогите мне, родные,

Божий храм соорудить!

Ничего я не имею,

И где взять, — не знаю я;

Никого просить не смею;

— Только, Господи, Тебя!

Знаешь все мои ты нужды,

Видишь множество скорбей,

— Мои слезы пусть не чужды

Будут милости Твоей!

Ты богат неистощимо,

Милосерд – больше того;

Можешь Ты подать незримо

Рукой щедрой всем и все.

Не оставь же нас, Всесильный!

Сам Ты в помощь нам приди, —

Всемогущею десницей

Храм Себе сооруди!…

 

БЕСЦЕННАЯ СВЯТЫНЯ

Куда ты, странник одинокий,
Спешишь так рано на заре?
На край ли Севера далекий
Иль в Киев-град? Скажи ты мне!

В пределах древнего Новграда,
Там, за грядой валдайских гор,
Есть сердцу странника отрада,
Есть мысли набожной простор.

Там есть селение простое,
Жилище бедное крестьян,
А в нем — сокровище святое-
Стоит древнейший Божий храм.
В селенье бедном там родился
Избранник Божий Тимофей,
В нем вырос, грамоте учился,
Делил нужду с семьей своей.

В убогой хижине безвестной
Среди лишений и скорбей,
От колыбели путь свой тесный
Здесь начал отрок Тимофей.

В том храме детская молитва
Из сердца детского лилась
И в нем таинственная искра
Любви Божественной зажглась.

И благодать на нем почила.
Господь Себе его избрал
И в нем великое светило
Своей Он Церкви намечал.

Тот храм красуется поныне,
Он — светоч Короцка села.
О, как бесценна та святыня!
Как сердцу русскому близка!

Там дух святителя витает,
Дух мира, кротости, любви;
Там все о нем напоминает
Средь мирной сельской тишины.

Там досточестно почивает
И прах родителя его,
Где всяк колено преклоняет
И «память вечную» поет.

Туда, мой друг, я поспешаю,
Туда стремлюсь я всей душой.
Под сенью той давно желаю
Склониться бедною главой!

Так поспеши и ты за мною!
Пойдем молиться в церкви той,
Где Тихон детскою душою
Молился о стране родной.

 

 Перед чудотворною иконой Богоматери.
В Казанском храме

Как хорошо в Твоем храме, Владычица!
Как сладко душе и светло!
Свободно, спокойно в нем каждому дышится,
На сердце легко и тепло!
Словно Сама Ты, о, Мати Всепетая,
Сама Ты здесь с нами стоишь;
Любовию Матерней к людям согретая
На всех с состраданьем глядишь!
И лик Твой, Божественной славой сияющий,
Безмолвно вещает сердцам:
«Придите, молитеся Мне, вам внимающей,
Я всем вам отраду подам!
Молитесь, убогие, бедные, сирые,
Ведь Я для вас Мать и Покров!
Молитесь и вы, сего мiра счастливые,
Познайте в сем счастье любовь!
Молитесь и вы, грехом отягченные,
Давно Я молитв ваших жду;
И покаянья слезой орошенныя
Услышу Я их и приму!
Молись и ты, старчество дряхлое, хилое!
Молись и ты, юности цвет,
Молитесь и вы, малюточки милые,
Я всех вас покрою от бед!…»
О, Милосердная Мати Пречистая!
Безмерна Твоя к нам любовь;
Ты нам Заступница в скорбех пребыстрая,
Ты наша Мать и Покров!
О! не оставь же нас, Мати любимая,
Молиться Тебе — вразуми;
И с верою теплой Тебе возносимые
Моления грешных прими!

 

Море житейское

Море житейское, море глубокое,

Солоны воды твои!

Жаждой томимую грудь одинокую

Можешь ли ты утолить?!

Море житейское, море широкое!

Страшны нам волны твои;

Гордо вздымаясь стеною высокою,

Топят безсильных они!

Грозно бушуешь ты, море свирепое,

Стон заглушая в себе,

Коим так плачутся путники бедные

С тобою в неравной борьбе!

Море житейское, море могучее,

Долго ль тебе бушевать?

Долго ли будешь ты горечью жгучею

Жизнь бедняков отравлять!

Смолкни, затихни, о море сердитое!

Довольно, — вот близок уж брег;

Там видно страдальцев пристанище тихое,

Где нет ни волнений, ни бед!


«Светлый гений».

В честь рождения Наследника Цесаревича и Великого Князя.
АЛЕКСЕЯ НИКОЛАЕВИЧА

 

В годину скорбную, в годину страшных бедствий,
Всеобщих слёз людских и пламенной мольбы
Над Русью мощною парил пресветлый Гений,
От Бога посланный с Небесной высоты.

Парил он радостно над Северной столицей
Словно ища себе приюта на земле.
Как озарил восток свет утренней денницей
Спускаться долу стал, спускаться долу стал…

В палатах царственных Царица мать сидела,
Улыбка тихая украсила уста,
В молитве пламенной душа ее летела
К Престолу Вышнего Царя на Небеса….

А светлый гений тот, спустившийся над нею,
Душу великую крылами покрывал,
И с трепетом ее лаская и лелея,
Счастливой матери младенца подавал.

Прими, Царица Мать, тебе на утешенье,
На радость велию Державному Отцу
В залог грядущих благ в знак мiра умиренья
И славы Русскому Великому Царю.

О, Светлый Государь, о, Царь наш Православный!
Cердце трепещет в нас любовию святой!
Да здравствует Твой сын, Твой Первенец Державный!-
Так молится вся Русь единою душой!

 

Cвятому Архистратигу Михаилу.

Великий, чудный Михаиле,
Как сладко имя твое мне!
Ты мне помощник в здешнем мiре,
Ты мне отрада на земле!
Но я страшуся дерзновенья,
Какое чувствую к тебе!
Я вся в слезах и в униженьи,
Как червь, влачусь я по земле!
О, как воззришь ты светлым оком
На землю мрачную греха?
И на людей, забывших Бога,
Забывших и самих себя!?
Ты горних сил всех повелитель,
Ближайший зритель Божества,
Советов Тройцы исполнитель,
Судеб таинственных слуга!
В твоём величьи безподобном
Земных страдальцев не забудь!…
Здесь — на земле, и там — за гробом
Всегда заступником нам будь!

 

     Крест Христов.

Смотрите люди, вот пред вами
Животворящий крест стоит;
На нем распятый меж врагами
Страдалец-Праведник висит.
Висит поруганный, презренный,
С глубокой язвою в ребре,
Своею кровью обагренный,
В венце терновом на главе.
Уста Его, запекшись Кровью,
Все с тою ж кротостью, любовью
Вещают людям-беднякам:
Смотрите , — Я страдаю Сам!
Мой крест тяжел и, без сравненья,
Тяжеле ваших всех скорбей»
Не в нем ли Вам пример терпенья
В надежде лучших светлых дней?!
Все Ваши скорби скоротечны;
Минуют все как сон, как тень;
А воздаянья за них — вечны!
Терпите ж, будет светлый день,
Который я вам чрез страданья
У вечной правды приобрел;
Имейте ж люди упованье
За вас страдал Я, в рай вас ввел!»

 

Летние ночи на Севере.

 Ночь на реке Пинеге на 10 -е июня 1899 г.

Дивны, торжественны летние ночи
На севере хладном России родной!
Но скоро сомкнутся усталые очи, —
Вечер сменится утра зарей.

Вот полночь: но мрака она не видала,
Ещё не угасла вечерня заря,
А в небе другая заря заблистала
С востока день новый вселенной даря.

Зеркальна поверхность Пинеги прелестной,
Широко разлившись в крутых берегах,
Струится и пенится, словно в ней тесно
Волне непослушной в угрюмых скалах.

И, словно любуясь своей красотою,
В ней отражает свой солнышко луч,
Быстро вздымаясь над спящей землею,
По воле Творца совершает свой путь.

И утро земное таинственно чудно, —
Природа вся внемлет Владыке Творцу;
Его мановению вечно послушна,
Пред ним преклоняет смиренно главу.

И с выси небесной незримою дланью
Ее осеняет Владыка Творец,
Таинственным гласом вещая созданью:
«Ты спишь еще чадо, — но бдит твой Отец!

Я с вечера утру велел возсияти
Зари не гасил я в ночных небесах;
Проснитесь же люди — и дар благодати
Примите, сокройте в разумных сердцах!»

 

 Праведник

 Посвящается о.  Иоанну Кронштадтскому

Я видела его, его речам внимала,

Как древо от плодов его я познавала:

Любовью блещет  взор, любовью дышит  слово,

И,  полная любви,  на помощь всем готова

Его благословенная  и чистая душа, —

В  ней  виден  Божий свет  и мир, и тишина.

Не  пышностью  речей то слово золотое,

Не  мудростью  пустой  гремит оно,  простое,

Но чем-то неземным беседа  та  полна.

Трепещет  радостью,  внимая  ей,  душа!

И словно видит он раскрытой  хартию

Всех  помыслов твоих,  и исповедь твою

Из недр души твоей  он сам тебе износит,

И  в сердце скорбное  мир  благодатный  вносит,

Молитвою  своей он  небо преклоняет;

Кто внял  молитве той,  тот ведает  и знает,

Что есть молитвы дар,  дар чудный и священный,

Доступный  лишь  душам  он чистым и смиренным,

Есть люди  на земле, но – люди  неземные;

Не  ангелы они,  а братья  нам родные,

На  помощь  беднякам  нам  посланы  они,

Избранники  небес  и Божии слуги.

И если бы  они  меж  нами  не являлись

И нашей  темноты  собой  не просвещали,

Что  сталось бы с людьми?!

Среди сует земных – погибли бы они!…

 

Дорогие минуты

Бывают чудные минуты,
Отрады полные святой,
Когда небесной лиры звуки
Как бы беседуют с душой.

Бывает сердца упоенье
Струей небеснаго вина;
В благоговейном умиленьи
Душа стремится в небеса.

Тогда смолкает вся тревога
И, словно в сладкой дремоте,
Мысль созерцает в небе Бога
И внемлет горней красоте.

Тогда все тленное, земное
Так чуждо, тягостно для нас;
И сердце чувствует иное
Блаженство там, на небесах!

О, как минуты те бесценны
В юдоли плача и скорбей!
Они нам дороги, священны,
Они — отрада наших дней!
В полночный час

    (на берегу реки, в келье на балконе)

На берегу реки широкой,
Среди безмолвной тишины,
Сижу я в келье одинокой
В полночи тихие часы.
Еще не брезжится рассветом
Передо мною небосклон, —
Ночным, таинственным приветом
Дарит природа; всюду сон,
И тишину ту нарушает
Лишь тихий плеск ленивых волн,
Когда веслом их рассекает
Рыбак, влача свой утлый челн.
Мой взор куда-то в даль стремится,
Она покрыта мглой ночной;
И сердце просится молиться,
Легко ему в тиши святой!
О, как далека вся тревога,
Мне словно чуждым стал весь мiр
Я созерцаю в небе Бога,
Я ощущаю в сердце мир!
Мой крест

Люблю тебя, мой крест, — ты символ искупленья,
Хвалюсь тобой в скорбях, ты в них отрада мне;
Хвалюсь тобой, мой крест, в тебе мое спасенье,
И в мой последний час мне помощь на кресте!
Сознательно несу тебя свободной волей,
О, крест мой дорогой, люблю тебя душой!
В тебе хвалюся я моею скромной долей
И грустно было бы расстаться мне с тобой!
Не нужно счастья мне здесь, счастия земного,
Там счастие мое с тобою в небесах;
Когда достигну я отечества родного,
Ты предваришь меня и там на облаках!
«Аще кто жаждет, да придет ко Мне и пиет…»

«Кто жаждет, пусть ко Мне приидет,
И от воды Моей пиет!» —
Сказал Господь, — «Он свет увидит
И сладость в сердце обретет».
Я жажду, Господи, я жажду!
Напой меня Твоей водой,
«Да не ктому во веки вжажду»!
Напившись той воды живой!
Я немощствую, я страдаю
От жажды, глада добрых дел;
В трудах, в скорбях изнемогаю,
Влача свой нищенский удел!
Чтоб не ходить мне за водою
«К колодцам ветхим и гнилым»,
Напой меня Твоей водою
И Твоим Духом Всесвятым!

 

«Что тя наречем, о Благодатная!»

 Какими чистыми устами

Тебя мы, Дева, ублажим?!

Какими песнями, хвалами

Тебя Пречистая, почтим?!

О, Дева, Дева, чудо девства,

Чудо нетленной красоты,

Ты – Паракли́това Невеста,

Ты – совершенство чистоты!

Ты – Дщерь Небесного Отца,

Ты – Матерь Сына, Бога – Слова,

Ты – Храм пресветлый Божества,

Палата Духа Пресвятого!

Ты – всей вселенной украшенье,

Ты – горних ликов похвала,

Ты – земнородных обновленье,

Ты – ликов девственных краса!

И падший человек восстанье

Тобою, Дева, получил;

Он обновил свое призванье, —

Свободу «сыновства»  вкусил!

И пот Адамова труда,

И слезы, литые женою,

Отерла нам Твоя рука

Богомладенца пеленою.

Ты одесную Бога-Слова

В сияньи чудном предстоишь;

И нас небесного покрова

Твоих собратий не лишишь!

 

Перед мощами святителя Тихона Задонского

Я видела его в его мощах нетленных;

Я ощущала дух, которым он дышал:

Дух кротости, любви, дух простоты смиренной,

Дух мудрости святой, которым созерцал

Он мощную десницу Небесного Отца, —

И в твари познавал величие Творца.

Пред ракою его ему я так молилась:

«Угодниче Христов! К тебе издалека

Я любящей душой давно, давно стремилась,

И вот я пред тобой; — благослови меня!

Я с родины твоей, — с пределов Новограда,

Где ты с родной семьей своей когда-то жил,

Где иноком ты стал, отцом Христова стада,

Где жезл святительства Господь тебе вручил!

Почто ж оставил нас ты, наш родной Святитель,

И в области иной благоволил почить!?

О, нет! Ты всюду наш, наш присный покровитель,

Ты духом с нами весь, и вечно будешь жить!

И я, святитель наш, к тебе днесь прибегаю

Повергнуть пред тобой души моей недуг;

Владыка мой святый! Тебя я умоляю –

Ты вразуми меня, скажи мне правый путь!

Как ты, владыка наш, я мира не познала,

От юности взялась за иноческий крест,

И вот его несу; но не под силу стало,

С тех пор, как мне вручен начальства тяжкий жезл.

Изведал ты и сам – сколь тяжек сан начальства!

Под бременем его ты часто воздыхал!

А что же делать нам средь времени коварства, —

Ведь меркнет дух любви, едва лишь виден стал!

И суетностью дел душа моя томится;

Хотелось бы вздохнуть свободней в тишине,

Хотелось бы от всех, от всех сует укрыться,

И Богу одному служить наедине!..

Но не дерзаю я последовать хотенью

И воле лишь своей; о, нет, — не попусти!

Владыка мой, отец! Скажи мне путь к спасенью,

И верною стезей до неба доведи!» —

«Зачем колеблешься напрасным ты сомненьем?

Тебе ли, бедная, путь жизни выбирать?!

Тебе указан путь, — иди же им с терпеньем,

Иди, пока дойдешь! Не озирайся вспять!

«Да любите друг друга, — вот заповедь Моя, —

Ученикам вещал Спаситель пред страданьем, —

Да любите друг друга, как возлюбил вас Я,

И примите за то вы в небе воздаянье!» —

Вот путь, путь верный твой; вот заповедь спасенья,

Ее храни душой, исполненной смиренья; —

Всех милуй, всех прощай, как братьев, всех люби,

И ближних тяготы с терпением неси!»…-

Вот сердцу моему какое завещанье

Изрек святитель наш, и путь мне указал, —

Не мудрствуй же, душа! И отчее преданье

Храни, как жизни свет, как веры идеал!..